Юристы и участники IT-отрасли создают законопроект о регулировании онлайн-игр в России

Участники IT-отрасли совместно с юристами разрабатывают законопроект о регулировании игровой индустрии. Об этом «Ведомостям» рассказали два человека, знакомых с ходом подготовки документа. Эти меры уже обсуждались с разработчиками игр и департаментом Минцифры, который курирует развитие софта в России, уточнил один из них. «Ведомости» направили запрос в министерство.

Один из собеседников уточнил, что в разработке мер задействована часть участников профильной дискуссии ПМЭФ-2022 18 июня. В ней, в частности, участвовали председатель комиссии по правовому регулированию обеспечения цифровой экономики Ассоциации юристов России Александр Журавлев, заместитель гендиректора по правовым вопросам АНО «Институт развития интернета» Борис Едидин, заведующий кафедрой теории и истории государства и права СПбГУ Владислав Архипов и другие юристы.

«В юридическом и отраслевом сообществе сейчас ведутся дискуссии по разработке мер, чтобы создать среду, которая позволит игровой индустрии в кризисной ситуации развиваться и осуществлять деятельность в России», – подтвердил «Ведомостям» Журавлев.

На сессии по играм в рамках дискуссии на ПМЭФе Журавлев упомянул ряд возможных мер поддержки. «Первое – это адаптация существующих налоговых льгот. На сегодняшний день у нас есть реестр ПО, реестр аккредитованных компаний, есть специальные кластеры, как «Сколково» и проч. И некоторые из них не настроены под непосредственно игровую студию или игровой контент», – заявил юрист на сессии.

По его словам, цикл разработки некоторых компьютерных игр составляет 1–3 года. Создатель может рассчитывать на льготы уже при разработке, но для этого надо включить игру в реестр отечественного ПО. Одно из условий включения в реестр – число сотрудников не менее семи, но среди игровых студий есть и те, где работает меньше людей, отметил Журавлев. Это следует скорректировать, считает эксперт. 

Кроме того, следует упростить механизм выделения грантов и субсидий игровым студиям, заметил Журавлев. Он пояснил, что в силу ухода с российского рынка потенциальных инвесторов создания игр эту функцию, скорее всего, придется брать на себя государству. Если не упростить выделение грантов и субсидий, то, «даже если студия и сможет сделать проект, она не сможет отчитаться по бумагам», добавил юрист.

Также Журавлев предложил государству и появляющимся маркетплейсам игр MyGames и VK Play временно заморозить комиссию от продажи российских игр. «Эта мера должна стимулировать российские студии для того, чтобы оборотные средства были вложены в разработку, а не уходили вовне», – добавил он. Представитель MyGames отказался от комментариев. В VK не ответили на запрос.

В отличие от других стран в России никто ранее не предлагал жесткое регулирование игр, резюмировал Журавлев. Но международная юридическая практика уже насчитывает достаточно кейсов по разбирательствам, связанным с правоотношениями в сфере игр и метавселенных. В качестве примера он привел художника, который скопировал дизайн сумки в игре, и производитель сумок подал на него иск о копировании продукции.

Речь идет о судебном иске французского бренда Hermès к NFT-художнику Мейсону Ротшильду, который продавал виртуальные сумки под брендом MetaBirkin. Иск подан в январе 2022 г. в Южный окружной суд Нью-Йорка. Компания посчитала, что Ротшильд неправомерно использовал ее популярный бренд Birkin, сообщало издание Business of Fashion со ссылкой на документы дела.

«Право всегда обслуживало экономические интересы, и тут не нужно питать иллюзий, что юристы могут быть где-то впереди», – прокомментировал слова Журавлева Едидин. Он подтвердил, что в отношении игровой индустрии жестких юридических запретов в России сегодня не принято. Эта индустрия экспортно-ориентированная, более 80% прибылей компаний до последнего времени формировалось за рубежом, потому что «аудитории только в стране никогда не будет достаточно». «Это наш хороший качественный товар, для которого нужно создать такие регуляторные условия, которые позволили бы развиваться внутри по новым правилам и в новых условиях, и создать условия для того, чтобы сохранить экспортный потенциал, который уже сформировался», – отметил Едидин. 

С другой стороны, игры – это объект авторского права и к ним уже сейчас применяются соответствующие нормы законодательства, утверждает Архипов.

Меры по поддержке индустрии компьютерных игр сейчас крайне своевременны, считает независимый эксперт Александр Кузьменко. По его словам, российский рынок игр всегда был ориентирован на мировой: «Игры – это как кинематограф, это общемировой язык интерактивного общения». Сейчас многие игровые студии (практически все, которые не работали на крупные отечественные корпорации типа «Яндекса» или VK) по независящим от них причинам переехали из России в страны СНГ, на Кипр и др., заметил Кузьменко. «В какой-то степени это будет попытка государства вернуть уехавших разработчиков», – отметил он.

Но не все участники рынка уверены в актуальности нового регулирования игровой индустрии. «Ранее такой законопроект мог бы быть крайне полезен для отрасли. Издание игр из России стало невыгодно после введения так называемого налога на Google, т. е. 20%-ного НДС при закупке рекламы», – объясняет основатель студии Vengeance Games Константин Сахнов.

Минцифры еще в ноябре 2020 г. предлагало в качестве одной из мер поддержки IT-бизнеса предоставить возможность получить вычет по НДС в размере 20% российским компаниям, которые передают права на использование программного обеспечения нерезиденту (если ПО включено в реестр отечественного). Однако принятые осенью 2021 г. меры поддержки на разработчиков игр не распространялись.

Сейчас главная проблема, из-за которой все крупные компании уже покинули страну, – это невозможность ввести в Россию деньги, продолжает Сахнов. По целому ряду причин все российские игровые компании имели несколько юрлиц. Российское служило для трудоустройства сотрудников и выплаты социальных взносов, а иностранное – для получения прибыли от магазинов приложений, в том числе от иностранных пользователей, поясняет основатель игровой студии.

«Сейчас завести в страну валютную выручку с игр из Сингапура, Кипра и других популярных юрисдикций фактически невозможно. Как следствие – нечем платить зарплату, и как итог – полное сокращение всех сотрудников, которые по тем или иным причинам отказались уезжать из страны», – заключает Сахнов.

«Что действительно нужно отечественному геймдеву сейчас – это курс доллара снова на уровне 70–75 руб. и возможность снова принимать доллары в РФ, а также платформы и сервисы, которые снова идут навстречу, а не ограничивают российских разработчиков», – соглашается игровой продюсер из HypeTrain Digital Влад Мищенко. Если государство как-то договорится с Китаем, чтобы у проектов были льготы для выхода на китайский игровой рынок (который жутко зарегулирован), то это будет гораздо важнее для отрасли, добавляет он.

Добавить комментарий